СМИ, законы, школота — чем российскому вейперу запомнится 2016-й

В 2016-м слово «вейп» в «Яндексе» искали, по собственным данным поисковика, более миллиона раз. Вейпинг превратился в заметное течение, вызвав реакции СМИ и властей. Автор ViVA la Cloud рассуждает, как 2016-й впишут в анналы вейп-истории.

На заре индустрии старожилы форума «есигтолк» собирались в некой хинкальной. Там будущий создатель «Кайфуна» Сергей Новиков презентовал, тестировал и продавал свои собранные из водопроводных труб устройства.

— А потом встречи в хинкальной превратились,  — объяснял ViVA la Cloud сотрудник известной компании-производителя электронных сигарет.
— Почему? — терялся автор.
— Владелец запретил парить,  — продолжал собеседник. И становилось ясно — судьба российского вейпинга висела на волоске.

Сейчас те же самые люди ходят на «Первый канал» и участвуют в обсуждениях столичного ЗакСа. А Министерство финансов не брезгует объяснять вейперам детали собственных наработок.

Первой сочняк нащупала «Лента.ру», выпустив заметку «Лучше дочь бьюти-блогер, чем сын вейпер». Затем подтянулись «Метро» и «Московский комсомолец» — «Вейперская мода на пар покоряет умы и лёгкие россиян» и «Запретить нельзя курить: законное вето скоро может коснуться и электронных сигарет» соответственно. Наконец, плотину прорвало — СМИ будто объявили номинацию самого адского вейп-заголовка.

Слуги народа тут же принялись вейпинг запрещать. Заметнее всех отработали повестку депутаты ГД Борис Чернышов и Геннадий Онищенко. Первый посвятил вейперам целых две инициативы, в которых ограничивал вейпинг в парках и признавал «пароиспарительным» изделия, «предназначенные для парения». Экс-главврач же называл электронные сигареты «ядом», а в распространении вейпинга обвинял «американские компании».

В новый год мы войдем с акцизом на одноразовые электронные сигареты и жидкости и четырьмя законопроектами разных степеней адекватности. Тональность подконтрольных государству СМИ не оставляет сомнений — один из них будет принят. Вопрос лишь в жёсткости формулировок.

Главное, что вейперы должны сделать в 2017-м, — доказать окружающим собственную адекватность. Задача это непростая и даже практически невыполнима: у аудитории есть налет маргинальности. Что и говорить, если один из самых популярных и регулярно обновляемых профильных пабликов именуется «Всратым вейпингом». А сами вейперы — смеются над «подливойантифризом», вспоминают бородатый юмор и вовсе, кажется, не стесняются гомосексуальных ассоциаций.

Неподготовленный читатель выведет из предыдущего параграфа ложное следствие. Мол, этот ваш «вуйбинг» — какой-то дебилизм, а сами «вайберы» эти — сплошь дегенераты и социофобы. Это неправда — но, впрочем, и не ложь.

Использование электронных сигарет, как и любое модное увлечение, привлекло массу недалеких индивидов. Однако согласно собственным наблюдениям автора, распределение умников и дураков, героев и подлецов здесь такое же, как у любой достаточно многочисленной соцгруппы — бодибилдеров, геймеров, депутатов, наконец. Притом зачастую громче всех потешающиеся над тупыми шутками комментаторы на очной ставке оказываются приятными и образованными людьми. В конце концов, виноваты ли электронки в том, что — не стану манерничать — привлекают школие и сброд?

Виновна ли Елена Малышева — краснодипломница, доктор медицинских наук, — что продюсеры её передачи слишком хорошо знают зрителя?