«Я практически выучил киргизский». Как финансист, фотограф и разработчик игр открыли вейпшоп за 8 миллионов рублей

02 февраля 2017, 09:00 Статьи Вейпшопы

В Москве на Садовом кольце размещён вейпшоп Feel Good Vapery. Перечисление профессий его владельцев похоже на начало дурацкого анекдота: финансист, несостоявшийся фотограф и гейм-девелопер. Предприниматели рассказали ViVA la Cloud об учебе во французской бизнес-школе, разбившейся мечте, благотворительном фонде и раскрыли объем инвестиций в магазин.

Пока мы разговариваем, на экране крутится четырёхчасовой ролик — машина едет из Лос Анджелес в Вегас. Позже картинка сменяется на горящий камин.
Пока мы разговариваем, на экране крутится четырёхчасовой ролик — машина едет из Лос Анджелес в Вегас. Позже картинка сменяется на горящий камин.

Никита Канев: Я с девятого класса работал в одной компании. Ты её не знаешь: она исключительно B2B-шная. Там ребята строили дамбу, которая защищает Питер от наводнений, с «Почтой России» работали. Сейчас строят центр подготовки космонавтов. Я начинал с того, что на складе коробки перекладывал. Потом работал в технической поддержке. Изначально туда попал, что называется, по блату: отец помог.

Когда университет закончил — менеджмент в «Высшей школе экономики», — просто вышел и стал искать работу самостоятельно. Ко мне подошли чуваки из той B2B-компании, из никак не связанного с моим семейством департамента, и предложили работу. Я, безусловно, мог пойти в другую компанию и сказать: «Нет, не хочу быть аффилирован [семье]». Но тогда не смог бы дорваться до больших и интересных проектов. Мне сделали предложение, от которого нельзя было отказываться. Там было очень большое количество проектов. Я где-то полтора года проработал.

Тогда мне не хватало финансовых знаний. У меня был очень хороший результат за международный экзамен GMAT. Я его написал, еще когда университет заканчивал. Соответственно, мог выбрать любую бизнес-школу в мире. Выбрал EDHEC во Франции — очень хорошую, вверху рейтинга бизнес-школ Financial Times (в 2016-м году финансовые программы EDHEC стали четвертыми в мировом зачете издания — прим. автора). Хотя само обучение недорогое: порядка 20 тысяч евро. Заплатили пополам: я сам и семья.

В первую неделю учебы был тест. Ты приходишь как бы на интервью с человеком, который проработал в «кадрах» [одного из крупнейших мировых банков] JPMorgan 25 лет. Потом — групповое собеседование. Я за групповое получил 100%, за личное — 98%: слишком сильно пожал человеку руку. Когда я прошел два круга собеседований, был разговор с HR-овцами женевского отделения JPMorgan. Они сказали: «Всё клево! Ой, стоп, ты русский. Нет, извини, не будем делать тебе разрешение на работу». Такая история повторялась очень много раз. Это было начало 2013-го, во время обострения отношений с Россией. Там наши резко отреагировали на ошибки в политике США на Ближнем Востоке — и понеслось…

Cérémonie de remise des diplômes!

Фото опубликовано Kanev Nikita (@netherorange)

ViVA la Cloud: Давайте не будем про американскую внешнюю политику.

Никита: Ладно. Тебе не выдадут диплом бизнес-школы, если в течение года школы не отработаешь хотя бы четыре месяца в профильной компании. Я работал на лондонскую инвестиционную компанию. Им был нужен консультант, который написал бы систему управления бизнес-процессами. Чтобы человек, который не знает, как всё работает, открыл мануал — и по нему полностью проект закрыл бы. Что делать, куда смотреть, какие акты проверять, кому звонить и так далее. Каждое утро я просыпался в 5.30, чтобы в шесть поговорить с ними по скайпу. Просыпался, говорил — потом дальше спал. Ездил на встречи в компании, которые пользовались их услугами. Месяцев девять проработал.

Параллельно получил диплом бизнес-школы и снова начал работать на ту B2B-компанию. О чем можно рассказать — нами, к примеру, был сделан видеосервис для Большого театра. Смысл такой, что на сайте Большого есть онлайн-кинотеатр с бесплатным и платным контентом. Там сейчас еще правовые вещи урегулируются, но в перспективе ты сможешь дома в крутом качестве со звуком смотреть прямые трансляции балетов и оперы.

Скриншот Официального видеосервиса Большого театра
Скриншот Официального видеосервиса Большого театра

ViVA la Cloud: Почему с таким послужным списком вы не уехали из России?

Никита: С работой мечты не получилось — я расслабился. Потом появились эти ребята из Лондона. Я был на расслабленном графике в Москве.

ViVA la Cloud: Вы продолжали работать на петербургскую компанию.

Никита: И у меня с ними закончился договор. Мы по Большому театру всё доделали,  там намечалась реструктуризация департамента. У меня напрямую спросили: «Хочешь еще с нами работать?». Говорю: «Да я, пожалуй, всё». И с чистой совестью свалил. Сидел где-то месяцок без работы, особо не парился, отдыхал, тусил с Константином. Тогда примерно мы начали парить, а Константин как раз закончил свою магистратуру.

Константин Шамбазов: Я закончил МГУ, факультет мировой политики. Стажировался, работал в МТС — был клерком нижнего звена. Отец хотел отправить меня в Шанхай, в финансовый фонд. На финансовую должность, образование «мировой политики» которую не предполагает. Пошел на магистратуру — тоже в МГУ — на факультет глобальных процессов. Но мне тогда был интересен HR-менеджмент. Я писал работу по управлению персоналом в транснациональной корпорации, исследовал этот самый МТС — они же в Индии есть, во всех странах СНГ.

Я всегда мечтал стать фотожурналистом. Еще когда учился, делал с другом какие-то автомобильные съемки.  Потом пришел в жанровую фотографию — собственно, фотожурналистику. Пытался поступить МГУ на фотожурналистику. Кто меня собеседовали, узнав, что учусь на магистратуре, отказали. Я пробовал еще податься в «Известия». Мест не было.

Одна из фотографий Константина. Источник — <a href=http://shambazov.com>shambazov.com</a>
Одна из фотографий Константина. Источник — shambazov.com

А потом я начал парить. Помню, пришел в «Бабилон», попросил что-то мне посоветовать. Мне сразу предложили мехмод и дрипку. Я не понял, что это такое. Сказал: «Что-нибудь попроще». Мне все равно предложили мехмод и дрипку. В итоге выпросил себе другой девайс, с которым более-менее разобрался.

Для проверки слов Шамбазова репортер ViVA la Cloud сходил в «Бабилон» на Маяковской, где соврал, что хочет начать парить. Девушка-продавец начала за здравие, предложив «сигаретные» Von Erl My  и iCare, однако в результате договорилась до мехмода с дрипкой. Весь комплект, будь автор настоящим покупателем, вышел бы в 26 тысяч рублей — 20 за мех, пять за навершие, ещё 800 — намотка.

— Правильно понимаю, что механический мод с, как это, дрипкой — хороший выбор для новичка? — уточнил я, продолжая косить под незнакомого с тонкостями вейпинга клиента.

— Да, — уверенно резюмировала продавец. — Мехмод — отличный вариант в плане ликвидности. Вы один раз в него вложитесь — служить будет очень долго.

Константин: Как раз тогда наш третий партнер поехал в Штаты. Он там увидел магазин и приехав, сказал: «Ребята, давайте делать бизнес». Он был убедителен. Мы решили в это влезть.

Константин Шамбазов
Константин Шамбазов

Артем Смирнов: Я не закончил университет. Три месяца провел в «Газпромбанке». Потом полгода работал и помогал в благотворительном фонде Владимира Смирнова. Ездил в детские дома, в дома престарелых. Летом выезжали в лагеря с детдомовскими детьми для социализации. Всем советую: очень такая, очень приятная работа.

Но в фонде я работать перестал. Возникла идея сделать игровую кампанию, которая будет разрабатывать и выпускать игры. Мы взяли один проект — и вот сейчас его запустили. Игра называется The Uncertain. Она эпизодическая — в сентябре выпустили первый эпизод. Всего будет три части. У нас 13000 загрузок на Steam. Игру в первый же день выложили на [российский торрент-трекер] RuTracker. Значит, кому-то нужно, кому-то интересно.

Потом я ездил в Америку на игровую выставку и зашел в вейп-шоп. Что поразило — внутри было комфортно. Это то, чего мы бы хотели здесь создать.

ViVA la Cloud: Хронология не складывается. Вы бросили универ, работали…

Артем: Был промежуток, когда я ничего не делал. Вообще ничего. Дома сидел.

Никита: Мы где-то полгода искали подходящее помещение. Только к лету [2016-го] нашли. Хотели, чтобы людям было приятно сюда зайти, приятно посидеть. Сами делали всю хозяйственную работу.

Интерьер Feel Good Vapery
Интерьер Feel Good Vapery

Константин: Последние три месяца мы с Никитой, в общем-то, и были прорабами.

Никита: Я практически выучил киргизский. Дело в том, что тренажерный зал, где я занимаюсь, расположен прям у стройрынка. Как на работу туда ходил: с тренировки вышел, на стройрынок пришел.

На открытии был просто вертеп. Пришли наши знакомые, знакомые архитекторов, которые нам дизайн делали. Мы никого специально не звали. Знали — придет столько народу, что не протолкнуться будет. Товарищ, который работает с Артемом [Смирновым], притащил диджейские вертушки и сыграл сет. Три ящика шампанского ушло.

Наша цель — привнести в вейпинг культуру. Открыть не вонючий подвал со школьниками, а место для актуального городского жителя. Ты где-то работаешь, тусуешься в центре города ходишь в хорошие места, которые тебе симпатичны не тем, что продают, а тем, как. На рынке электронных сигарет мы такого заведения не видели.

ViVA la Cloud: Вижу пробел в логике. Если магазин открывался по идеологическим соображениям, зачем я здесь?

Артем: Бизнес на Западе сейчас делается в основном идеологически. Ты не думаешь, как тут сэкономить, там заработать. Бизнес несет какую-то идею. Наша миссия очень простая — привнесение правильной, здоровой культуры электронных сигарет. Срочной нужды отбить инвестиции нет. Честно будем говорить — это не такие большие деньги.

Никита Канев
Никита Канев

ViVA la Cloud: Сколько?

Никита: Восемь миллионов рублей. И то — не всё освоено. Вложились втроем, поровну.

ViVA la Cloud: Откуда деньги у вас, я понимаю. А вот человек говорит, что клерком в офисе работал. Откуда деньги?

Артем: Ты налоговая, что ли? С налоговой у нас разговор короткий.

Константин: Половину я внес сам, с остальным помогла семья.

Артем: А я вот не скажу, откуда у меня деньги.

ViVA la Cloud: Вы считали всю эту историю?

Никита: Конечно. У нас заложен специальный, особо длинный срок окупаемости. Еще есть резервный стабфонд. Это длинные деньги. Сегодня ты приведешь десять человек из целевой аудитории, они через месяц приведут еще 40. Мы никуда не торопимся. Опять-таки, у нас договор аренды на три года. Три года мы просуществуем точно.

IMG_20170119_135718-2
VG_wide
предыдущий пост

НЕФТЬ — Черное золото жидкостей для парения

следующий пост

«От вейпа люди дохнут». Саратовские общественники снова обсудили парение