«80 процентов уйдут в тень». Табачная компания рассказала о вейпинге при акцизах

Первого января в России ввели акцизы на электронные сигареты. С одноразового устройства возьмут 40 рублей, с миллилитра жидкости с никотином — 10. О мировом опыте акцизов, способах минимизации налога, Навальном и том, что выберут производители — платить 30 тысяч рублей в месяц или сидеть в тюрьме, ViVA la Cloud рассказал директор по связям с органам власти компании-импортера табака для кальянов «Поинт Арт» Евгений Федотов.

ViVA la Cloud: Обратимся к мировому опыту. Как решены табачные акцизы на Западе?

Федотов: Слово «акциз» достаточно специфично, оно существует в России, Белоруссии, Казахстане — странах СНГ. За рубежом его обычно нет. Там это называется «табачным» или иным налогом — в зависимости от типа товаров. Им облагаются государственно важные или признанные вредными продукты: алкоголь, бензин; где-то — газировка и чипсы. Государство само определяет, на какие товары вводить акциз — в дальнейшем он должен расходоваться на поддержание системы здравоохранения.

Государство берет дополнительные деньги с производителей вредных товаров, чтобы потом лечить население от последствий?

Заявляется так. Это одна из основных причин, почему везде такие высокие табачные налоги. Всегда есть противовес: «Мы должны брать высокие налоги, чтобы потребители ими потом компенсировали затраты на здравоохранение». Везде существует пирамида налогов. Она гласит: «Сигареты — самый вредный продукт». Поэтому они должны облагаться самым высоким налогом.

У нас [в России] «пирамидка» тоже есть, но она перевернута. Внутри подакцизных товаров — в сфере табака — есть несколько групп: «сигареты», «сигары», «табак для кальяна», «сосательные табаки»… Сигареты признаны социально-необходимым товаром, из-за чего попадают под защиту государства и облагаются самой низкой налоговой ставкой.

Россия идет каким-то своем путём. Сигара считается элитным продуктом. Государству без разницы, сколько денег вы за неё заплатили: доля сигар — 0,001% рынка. А вот сигареты они отслеживают очень четко, чтобы те не стали слишком недоступны и население не начало возмущаться.

Немножко извращенная логика. Мне она не близка. Но это позиция государства. Ее можно пытаться изменить, пытаться доказать, что пирамида налогов не корректна… На текущий момент это так, как есть.

Кто-то пытался это изменить?

За последние годы глобально никто не смог объединиться, чтобы высказать такую мысль. К мнению компаний у нас не очень прислушиваются. Выступаешь как компания, говоришь: «Я — производитель — предлагаю снизить акциз». Тебе отвечают: «Все понятно — хочешь зарабатывать сверхприбыль». И к предложению относятся в два раза хуже.

«Сотни миллиардов рублей акцизных отчислений»

Кого можно считать крупнейшими лоббистами низких табачных налогов?

Сигаретного лобби не существует. Сигаретчики (производители сигарет — прим. авт.) приносят государству очень много денег — Министерству финансов и другим правительственным структурам выгодно их поддерживать. Они приносят сотни миллиардов рублей акцизных отчислений. Государству надо сделать так, чтобы фабрики не закрылись, а люди продолжали покупать товар. Поэтому худо-бедно они отслеживают интересы сигаретчиков. Это нельзя назвать лобби.

Сигарщики, кальянщики испокон веков пытаются отделиться от сигарет, показать, что мы — альтернатива сигаретам. Государство, увы, провело линию, отделив часть табачных продуктов как социально-значимый товар. Изменить это словами невозможно. Надо заплатить в казну 800 миллиардов рублей, показать, что это бизнес большой, масштабный, достойный внимания государства, сказать: «Теперь прислушайтесь к нам». Либо не заплатить, и остаться как сейчас: черта, сигареты и все остальные.

А это большой, масштабный бизнес?

Все акцизы, уплаченные за год игроками на рынке альтернативной табачной продукции, могут быть оценены в 11–12 миллиардов рублей — это порядка полутора процентов от сигаретного рынка. Лично мы (имеется в виду компания-наниматель собеседника — прим. авт.) за 2016-й заплатили от 100 до 200 миллионов рублей акцизов. При этом на рынке табака для кальяна примерно где-то 80 процентов рынка — нелегалы. По сигарам вряд ли больше 20–30%. Мировая статистика — альтернативные табачные продукты занимают не более пяти процентов рынка.

Вернемся к электронным сигаретам. С первого января будет акциз (разговор происходил в декабре 2016-го. На момент публикации закон вступил в силу — прим. авт.) на одноразовые электронные сигареты — 40 рублей — и никотиносодержащую жидкость — 10 за миллилитр.

Закон написан впопыхах, его формулировки бредовые. Слово «одноразовые» — исключительно оплошность, связанная с тем, что государство выводило из-под удара многоразовые девайсы.

«Они просто пошли в ближайший вейпшоп»

Везёт некая компания некоторое механическое устройство. В нём есть плата, бак… Это электронная система доставки никотина или нет? Государство никак не успевало понять, что конкретно является электронной системой доставки никотина и пошло по простому пути. Они сказали: «В одноразовых сигаретах всё понятно. Там внутри жидкость, второго варианта [использования] нет».

Расчет акциза строится на простой логике: государство старается зарабатывать примерно 50 процентов внутри розничной табачной и сигаретной продукций. Они рассчитали акциз исходя из потенциальной розничной цены. Может быть, просто пошли в ближайший вейпшоп. Надо уточнить, на чьи цены ориентировались — глядишь, и акциз был бы ниже.

Следующей строчкой в законе идет описание жидкости для ЭСДН. [Производителям] будет сложно доказать, что жидкость используется только в многоразовых устройствах. Любая экспертиза скажет: «Можно закапать в одноразовое устройство и парить в них». Безусловно, [использование в законе слова «одноразовые»] это несуразная глупость, обусловленная тем, что всё прописано впопыхах. Вы мне задаете вопрос — можно ли благодаря этим формулировкам не платить акцизы?

Евгений Федотов. Фото — «Поинт Арт»
Евгений Федотов. Фото — «Поинт Арт»

Не задаю.

Он звучит именно так. Мне кажется, [не платить акцизы из-за слова «одноразовые»] нельзя. Да, момент явно непродуман. Но рассчитывать, что из-за этого жидкости не будут платить акцизы, я бы не стал. Я готов поспорить на любую сумму денег, что жидкостям для электронных сигарет не удастся избежать уплаты акциза.

Производитель или импортер должен обратиться за разъяснением в налоговую, сказать: «Вот, закон. Что я должен делать?» Налоговая даст разъяснения. Когда закон выходит, власти дают комментарии, которые в том числе могут быть разосланы письмами в налоговые. Но, обратившись в разные ведомства по всей стране, мы получим один и тот же ответ.

«Главная опасность — сесть в тюрьму»

Может быть такое, что во Владивостоке платят акцизы, а в Ханты-Мансийске — нет?

Вариант второй: таких комментариев не было. Налоговые обычно не берут на себя удар, если не знают, что делать. Они пишут выше — и еще выше. Эта внутренняя переписка рано или поздно превратится в официальный ответ. Лучший вариант, конечно, — писать сразу в Минфин: он является разработчиком законопроекта.

И все-таки.

Теоретически, конечно, есть возможность, что конкретному предприятию разрешат [не платить акцизы]: у нас возможно всё. Но я сомневаюсь.

Какова техника проверки вейпшопа? Приходит в вейпшоп Роспотребнадзор, запрашивает документы на жидкость. Должны быть товарная накладная, счет-фактура. Здесь всё делится на две части: импортный товар и российский. Если жидкость — импорт, акцизы уплачиваются на стадии таможни. Роспотребнадзор идет по цепочке компаний до импортера, выясняя, все ли налоги были уплачены.

Если продукт российский, проверяющий идет к производителю и спрашивает про акцизы у него. Производитель, вероятно, перекидывает ответственность на цех, в котором всё разливается. Акциз должен уплачиваться в момент первой продажи, а не в момент производства. В этом смысле импортеру хуже: он еще ни на копейку не продал, но уже должен заплатить.

Какие есть пути минимизации акцизов?

Первый вариант — ставить в вейпшопах линию полуавтоматического разлива никотина. Купил флакон, открутил, добавил никотин, перемешал и пошел парить. У этого способа куча недостатков. В каждом вейпшопе появляется куча никотина, который яд. Невозможно проконтролировать, сколько никотина добавили — как я могу знать, капнул вейпшоп 0,001% или 0,003%, и настоящего никотина ли.

Второй вариант — специальный формат бутылок, где в крышке запаяна пара миллилитров никотина. Крышечка, условно, продается отдельно от пузырька — в момент, когда они скручиваются, что-то протыкается — никотин попадает в жидкость.

Нельзя, скажем, производить «гель для рук» из глицерина, пропиленгликоля и ароматизаторов?

Пойти по пути «настойки боярышника»? Это может помочь на какое-то время — потом государство начнет шаг за шагом это пресекать. Здесь главная опасность — если государство докажет, что вы умышленно уходили от уплаты акцизов — сесть в тюрьму. При этом у подакцизных товаров очень низкая ставка вхождения в уголовное дело — от 100 тысяч рублей (это, отталкиваясь от средней розничной цены в 450 рублей, чуть более 650 флаконов — прим. авт.)

«Давайте-ка всё запретим!»

Что происходит с жидкостями, купленными до первого января?

Ничего. Главное, чтобы они по документам были проданы до первого января.

Приведет ли ввод акцизов к появлению контрафакта?

Рынок поделится на легальный и нелегальный. Хочу верить в здравомыслие производителей и надеяться, что раскладка будет где-то 50 на 50. Реалистичная оценка — 80 на 20, где 80 — уйдут в тень.

Хотелось бы, чтобы мы объединились с целью снижения налога, а не ухода от него. Все видят, что происходит с вейперским движением — такого количества грязи ни на кого не вываливали, даже на кальян.

Как же оппозиционеры? Навальный, [председатель оппозиционной «Партии народной свободы»] Касьянов?

Не уверен, что это [поддержка вейпинга] добавит ему очков в президентской гонке (13-го декабря оппозиционер Алексей Навальный объявил о намерении участвовать в президентских выборах — прим. авт.). Он и себя-то защитить не может.

Рынку нужно бороться за легализацию и снижение воздействия государства. Власти сегодня заняли очень интересную позицию, введя высокий налог. Следующий шаг — не хочу быть пророком — будет, когда они не соберут достаточно налогов. И будет угроза пальцем — «Мы же говорили, что это черный рынок, где никто ничего не контролирует. Этим занимаются не профессионалы — а мы это парим, внутрь себя пускаем. Давайте-ка всё это запретим!»

«Запретим»?

Да. Или [будут] проверки. Достаточно пару человек посадить, 20, 30, 100 вейпшопов закрыть, оштрафовать так, чтобы не повадно было. Кто что выберет — 30 тысяч рублей в месяц или в тюрьме сидеть?

В 2017-м году государство намерено собрать свыше 400 миллиардов рублей табачных акцизов, сообщали «Известия» со ссылкой на директора по корпоративным отношениям «Бритиш Американ Тобакко Россия» Александра Лютого. По собственным данным компании, в 2015-м году производитель сигарет Dunhill, Kent, Vogue и т.д. уплатил в казну 102,7 миллиардов рублей налогов. Сколько из этого составляют акцизные отчисления, «Бритиш Американ Тобакко Россия» не уточнили.

Известный производитель одноразвых электронных сигарет и жидкостей Pons не стал раскрывать ни количества проданных в 2016-м устройства, ни планируемого объема акцизов в 2017-м. «Мы не будем давать такую информацию: она коммерческая», — сказали ViVA la Cloud в компании.

VD Banner